Детская Картинная Галерея
МБОУ СШ №72
им. Героя РФ Гануса Ф.Г.
г. Липецка


Наши друзья:
Золотой Ключик
МАУ ДО ЦДО Стратегия
Цифровой ветер

статья

И большие художники были маленькими. Гл. 3

Исследовательская работа «И большие художники были маленькими»
Автор: Щербина Антон
Научный руководитель: Путилина Л.В.

Наша страна мир совершенно особенный, неповторимый, наши корни – в нашей древней истории. И об истории жизни художников в древности до нас дошли только немногочисленные материалы.

Никто не найдет среди многих тысяч древних ру­кописей, сберегаемых по большим и малым книгохранилищам России, никаких записей о детстве Рублева, по­скольку их никогда не было. Источники молчат о том, что составляет обязательную принадлежность биографии самого заурядного человека нового времени — где, в каком году и в какой среде он родился. Навсегда сокрытым останется даже имя, данное будущему художнику при рождении, ибо Андрей — его второе, монашеское, имя...

Андрей Рублев

Более половины тысячелетия миновало с тех пор, когда в городах и монастырях тогдашней Северо-Восточной Руси жил и работал монах-иконописец Андрей Рублев, прославленный теперь по всему миру как один из величайших художников России.

Принято считать, что Рублев родился около 1360 года. Достоверных сведений, которые позволили бы точно установить место рождения, не существует. Все, что мы сейчас знаем о его личной и творческой судьбе, свидетельствует – Рублев уроженец средней полосы, тех мест, которые мы называем теперь Подмосковьем.

Рублев скорее всего был потомственным, коренным ремесленником. Если это так, то глубинные первоосновы творчества, искусства – рукомесла жили в его крови родовым даром, закрепившимся в первых же впечатлениях детства, еще раньше, чем обозначились черты особого таланта, который вывел его на путь иконописания.

Сведений об отце и матери Рублева нет никаких. Время не сохранило для нас даже их имен. Жизнь открывалась перед ребенком во всей своей тяготе. Одной из первых реальностей была смерть. Сама действительность с ее неприкрытой и неприкрашенной данностью смерти не могла не приводить к мысли о непрочности земного бытия, о тленности тех нитей, из которых соткана ткань жизни…

Кто знает, может быть, подобные детские впечатления Рублева легли в основание принятого им впоследствии решения «умереть для мира», стать монахом.  Но с детских лет  чуткая и внимательная душа мальчика видела и другую сторону – человеческое добро и самоотверженность: терпение в скорбях, созидательный труд, которые противостояли хаосу и разрушению.

Суровая жизнь тех времен не допускала, чтобы детские и отроческие годы затягивались в счастливой беззаботности. Воззрение на жизнь учило не бояться с ранних лет испытаний и тягот. Не считалось дурным и приобщение детей к труду вместе со взрослыми.

Не сохранилось никаких сведений о существовании древнерусских школ, где бы сначала обучали молодых людей всем секретам мастерства. Учились, поступая с очень молодых лет в дружину художников, куда, судя по всему, Рублев был принят в ученики в середине 1370-х годов.

Илья Ефимович Репин

Илья Ефимович Репин родился 5 августа1844 в небольшом украинском городе Чугуеве, что под Харьковом. Его отец был отставным военным, разжалованным в солдаты, в прошлом немало поколесил по стране, а последним пристанищем для него оказалась Украина. Начальное образование мальчик получил от матери, которая устроила в своем доме некоторое подобие школы, сама учила детей письму и чтению, а приглашенный местный дьяк преподавал арифметику.

Рисовать и лепить фигурки животных Илья начал очень рано. Это было его единственное любимое занятие. Вскоре отец определил мальчика в местную школу топографов. В те годы военные топографы проводили в Чугуеве съемочные работы и считались одними из самых просвещенных людей в городе. Но в 1857 их поселения были упразднены, и они покинули Чугуев. Однако юноша мечтал продолжить обучение рисунку и живописи у разных местных художников. Так он познакомился с  иконописцем И.М. Бунаковым, у которого проучился около 2-х лет.

К шестнадцати годам Илья уже достиг определенного мастерства в иконописи, покинул своего учителя и начал работать в кочевых иконописных артелях.

Карл Брюллов

Карл Брюллов родился 23 декабря 1799 в Петербурге. Его предки были обрусевшими выходцами из Франции; настоящая фамилия звучала «Брюлло».

Павел Брюллов был дважды женат. От второго брака с дочерью придворного садовника Марией Ивановной Шредер появились на свет четыре сына – Александр, карл, Павел, Иван и две дочери – Мария и Юлия. Все сыновья учились в Академии художеств, а их сестра Юлия вышла замуж за известного акварелиста Петра Федоровича Соколова.

В 1799 семья вынуждена покинуть академическую квартиру, которую занимал благодаря должности Павла Ивановича, и поселилась на Васильевском острове.

Карл рос очень болезненным мальчиком. До пяти лет он был практически прикован к постели, но, несмотря на это, отец рано начал прививать сыну навыки, необходимые для его будущей профессии. Ребенок постоянно рисовал фигуры людей  и животных в различных, порой даже весьма сложных ракурсах. Эти упражнения позволяли развить глазомер, чувство пропорции и ритма, а также навыки построения композиции.

Постепенно отец стал привлекать Карла как помощника, стремясь воспитать в нем трудолюбие и профессионализм. Нужно отметить, что Павел  Иванович был достаточно строг и требователен к сыну. Так, в детстве за какой-то проступок тот получил от родителя сильную пощечину, в результате чего на всю жизнь оглох на левое ухо.

В октябре 1809 Карл, еще не достигший десятилетнего возраста, уже был зачислен в Императорскую Академию художеств на казенное содержание. Его наставниками стали профессора А.И. Иванов, А.Е.Егоров и В.К.Шебуев. Обучение давалось мальчику легко, он блистательно справлялся со всеми учебными заданиями, а также, благодаря своей разносторонней одаренности, достаточно быстро снискал всеобщую любовь. Учителя ожидали от него «чего-то необыкновенного, воспитанники старших возрастов баловали его за талант…, таская в столовую на свих плечах».

Со второй половины академического курса юноша часто помогал своим товарищам. За небольшую плату он поправлял по ночам чужие экзаменационные рисунки и особенно любил, чтобы во время работы ему читали вслух. Благодарные студенты с радостью шли навстречу, со временем рисование под чтение вошло в привычку, которую художник сохранил на всю жизнь.

За весь двенадцатилетний период своего обучения он был удостоен всех возможных в Академии наград и поощрений. По свидетельству друга А.Фомина, в деньокончания учебного заведения Карл вынес из актового зала несколько пригоршней золотых и серебряных медалей.

Валентин Серов

Родители Валентина Серова были людьми талантливыми и разносторонними. Отец Александр Николаевич Серов — композитор, автор опер «Юдифь», «Рогнеда» и «Вражья сила» считался лучшим в свое время музыкальным критиком и к тому отличным самобытным художником. В молодости он собирался заняться живописью профессионально. но потом увлекся музыкой и отдался ей всецело. Именно от отца будущий художник унаследовал свой необыкновенный дар, точное восприятие цвета и формы, а также огромную любовь к животным, которых старший Серов чаще всего изображал в своих работах.

В сорок четыре года, будучи уже зрелым человеком и состоявшимся композитором, Александр Николаевич женился на своей семнадцатилетней ученице, талантливой пианистке Валентине Семенов-Бергман. Их единственный сын Валентин родился 7 января 1865. В доме Серовых постоянно собирались творческие и неординарные личности из разных социальных слоев. К ним были вхожи все знаменитости тех времен: ученые, писатели, художники, еры и музыканты. Чаще других заходили близкие друзья отца: писатель Иван Тургенев, с которым он л наиболее близок, скульптор Марк Антокольский художник Николай Ге, прививший маленькому Валентину любовь к лошадкам, которая сохранилась у него на всю жизнь. В доме устраивались концерты и литературные чтения, в качестве зрителей часто приглашалась прислуга. Такие просветительские вечера были в то время весьма модными и проводились не только у Серовых. Вместе с маленьким Валентином семья часто выезжала в оперу. В 1869 родители впервые взяли сына с собой за границу.

Серов с детства не был слишком избалован внима­нием родителей, каждый из которых жил в собственном творчестве. В 1871, когда мальчику исполнилось шесть лет, его отец скончался. Безмятежные приемы гостей и литературные чтения остались в прошлом.

В 1872—1973 Валентин жил с матерью в Мюнхене. Эти два года были счастливым и плодотворным временем для маленького рисовальщика. В гостини­це, где они поселились, Серов познакомился с уже известным художником Кёппингом, которого заинтере­совал талантливый соседский мальчик. Он не толь­ко стал брать ребенка с собой на этюды и давать ему профессиональные советы, но и порекомендовал Ва­лентине Семеновне всячески поощрять и развивать юное дарование. С этого момента мать Серова пове­рила, что способности сына — его возможное будущее, и делала все от себя зависящее, чтобы упрочить и развить их.

В 1874 девятилетний Валентин с матерью переехали из Мюнхена в Париж, где в то время находился Илья Репин. Решение обратиться к нему как учителю было самым удачным выбором матери будущего живописца. Репин являлся тем единственным мастером, кто в полной мере мог раскрыть и развить способности ее сына. Так, у мальчика начались первые серьезные и регулярные уроки рисования. Репин как раз работал в Париже над картинами «Садко» и «Кафе», делал множество этюдов с натуры, но не забывал давать задания ученику. Юный Серов получил в то благодатное время огромное количество ценных советов, уточнений и подсказок, которые помнил потом всю жизнь. Учитель позволял ему копировать свои работы, иногда задавал что-то нарисовать по памяти, но большую часть времени учил рисовать с натуры. Днем Валентин писал красками, вечером делал наброски и рисунки, проводя за любимым занятием все свободное время.

Благодаря серьезному отношению матери к занятиям сына, почти все ученические работы Серова сохранились. Со времен детства художника хранятся несколько альбомов в основном с изображениями животных. Больше всего Валентин обожал лошадей и с увлечением их рисовал. Это пристрастие сохранилось у него па всю жизнь.

Несмотря на многочисленные занятия рисованием, жизнь девятилетнего Валентина в Париже была унылой и одинокой. Его мать, целиком погруженная в музыку постоянно отсутствовала, а вечерами посещала оперу. Мальчик был предоставлен самому себе долгими зимними вечерами. Вынужденное затворничество наложило на характер Серова неизгладимый отпечаток угрюмости и обособленности, оставшийся у художника на всю жизнь. Но в целом это был плодотворный период становления будущего великого русского живописца.

Виктор Васнецов

Талантливый живописец, иллюстратор, декоратор и архитектор Виктор Васнецов родился 15 мая 1848 в селе Лопиял Уржумского уезда Вятской губернии. Михаил Васильевич Васнецов, был потом-священником. Спустя два года после рождения сына батюшка Михаил получил приход в селе Рябово этого  же уезда, где в дальнейшем и прошло детство будущего художника. Семья сельского священника жила просто, как и остальные крестьяне. У Виктора было пять братьев, все они помогали отцу вести хозяйство, поскольку их мать умерла очень рано. Отец Михаил, будучи широко образованным человеком, стремился дать своим детям разностороннее воспитание. Он не только учил их грамоте и арифметике, но и пытался развить в них наблюдательность, пытливость. Васнецовы любили читать научные журналы, рисовать акварелью и заниматься резьбой по дереву.

Холодный Вятский край с его суровой природой, обособленным укладом жизни, сохранившим старинные обычаи, народные поверья, деревенские песни и сказки, сформировал художественное и жизненное мировоззрение будущего живописца. Виктор и его младший брат Аполлинарий (выбравший впоследствии то же поприще, что и брат) навсегда впитали в себя эту атмосферу «преданий старины глубокой», которая в дальнейшем явилась главной особенностью их творчества.

Но по сложившейся семейной традиции мальчики Васнецовы должны были пойти по стопам своих предков и стать священниками. В 1858 Михаил Васильевич отдал старшего сына в духовное училище, окончив которое в 1862, Виктор перешел в класс Вятской духовной семинарии. Теперь помимо Священ­ного Писания он изучал также иконопись. В доме своего учителя церковной живописи Н.А. Чернышева Виктор познакомился со ссыльным польским художником Эльвиро Андриолли, который стал мальчику другом и наставником, рассказал о Петербургской Академии художеств, в которой обучались все знаменитые русские живописцы. Васнецов, мечтавший стать художником, решил попробовать попытать счастья на вступительных экзаменах в это творческое учебное заведение. Но средств на поездку в столицу у него не было, и тогда Андриолли устроил в Вятке лотерею для богатых горожан, на которой были проданы две картины юного дарования. Получив, таким образом, денег, юноша оставил предпоследний курс семинарии и с благословения ректора и Михаила Васильевича уехал в Петербург.

Исаак Левитан

Исаак Левитан родился 18 августа 1860 на западной окраине России в интеллигентной еврейской семье. У Исаака были старший брат и две сестры. Постоянное полунищенское существование и желание отца вывести сыновей в люди в конце 1860-х заставили Левитанов перебраться в Москву.

Художественные способности у сыновей Ильи Левитана проявились рано. Мальчики всегда с упоением лепили и рисовали. Отец со снисхождением относился к их увлечениям и в 1870 позволил своему старшему сыну поступить в Московское училище ваяния и зодчества. С этого момента младший Исаак стал постоянным спутником брата во всех его походах на пленэр. Не удивительно, что уже спустя три года он сам поступил в это же учебное заведение. В училище в основном преобладали дети малоимущих, о Левитанах ходили малоприятные сплетни и слухи. Особенно тяжело им пришлось после смерти матери. В жизни Исаака были такие дни, когда ему некуда было идти после учебы, и он прятался в классе, чтобы переночевать в тепле.

Но у Исаака были прекрасные учителя. Не только жалостью брал своих педагогов юный Левитан, когда попечительский совет избавлял его от платы за обучение или рекомендовал для получения стипендии. Уме6ние чувствовать природу принесло художнику плоды довольно рано, на ученической выставке его картина «Осенний день. Сокольники»

Василий Иванович Суриков

Василий Иванович Суриков родился 12 января (24 по новому стилю) 1848 в Красноярске. Его семья принадлежала к старинному казачьему роду. Сури­ковы упоминаются в летописях как завоеватели Си­бири иод предводительством Ермака и основатели Красноярска. Художник очень гордился предками и своей малой родиной.

Отец, Иван Васильевич Суриков, служил коллеж­ским регистратором и был настоящим сибиряком, охотником и защитником, достойным своих вели­ких предков. Мать, Прасковья Федоровна (в девичес­тве Торгошина), женщина сильная, волевая и муд­рая оказала на сына огромное влияние своей не­ординарностью. Ее предки были торговыми каза­ками, также упоминающимися в летописях Красно­ярска. Прасковья Федоровна выросла в большой семье, в старинном, почти сказочном по своей архитектуре доме и хорошо знала древнерусские торжественные обряды. Она великолепно вышивала, обладала тонким чувствованием цвета и полутонов. Свою любовь к старине, героическим свершениям прошлого, обычаям быта на Руси и внутреннее чув­ство прекрасного Суриков унаследовал от матери.

Патриархальный и суровый уклад жизни в Сиби­ри с детства воспитывал в местном населении мужес­тво и смелость.

Мужчинам-сибирякам с юных лет приходилось защищать себя и своих близких. С малолетства Вася ходил с отцом на охоту, отлично владел ружьем, умело управлялся с лошадьми. Став постарше, участвовал в кулачных боях. Могучая красота этого великого края, богатство и многообразие его природы, бескрайние леса и необъятные просторы воспитали в будущем художнике широту взглядов, самобытность и большую силу духа.

Вася Суриков с раннего детства увлекался рисованием: уже в четыре года портил сафьяновые сиденья стульев, выцарапывая на них гвоздем домик или рыбку, за что бывал наказан. Позже стал рисовать угольком или карандашом на бумаге и раскрашивать картинки самодельными красками из синьки и брусники. Закончив два класса приходской школы, в 1856 он поступил в приходское училище в Красноярске. Его первым преподавателем рисования стал Николай Васильевич Гребнев.

В феврале 1859, когда мальчику исполнил ось одиннадцать лет, от чахотки умер его отец. С утратой основного кормильца семья сразу стала ос нуждаться в деньгах, пришлось даже пустить В феврале 1859, когда мальчику исполнил ось одиннадцать лет, от чахотки умер его отец. С утратой основного кормильца семья сразу стала ос нуждаться в деньгах, пришлось даже пустить в дом жильцов. Окончив уездное училище, Василий по­ступил на службу в канцелярию. Он не прекращал заниматься живописью и твердо решил стать ху­дожником, но на продолжение обучения юноши у семьи не было денег.

Александр Андреевич Иванов

Одиннадцатилетним мальчиком Александр приступил к занятиям в младшем классе Петербургской Академии художеств. Ему, как профессорскому сыну, особым решением совета было дозволено «пользоваться учением как в учебных, так и в художественных классах академии».

Несмотря на малый возраст, он успел пройти основательную подготовку по рисованию у своего отца, Андрея Ивановича Иванова. Мальчик был ростом невелик, коренаст, широкоплеч, с вьющимися русыми волосами и голубыми глазами. На вундеркинда не походил и особыми успехами не отличался. Был неповоротлив, застенчив и замкнут, характера вялого. Во время занятий по общеобразовательным предметам соображал медленно, трудно воспринимал гуманитарные науки. А если чего добивался, то ценой напряженных усилий.

Александр не любил вспоминать о детстве. Горько сетовал на судьбу с ранних лет «вскормившую его бедами». Во многом винил самого себя, поскольку считал, что в детстве много ленился, а потому и не стал достаточно образованным человеком.

Воспитание будущего живописца находилось целиком в руках отца, поскольку мать была обременена хозяйственными делами и заботами о здоровье своих пятерых детей.

Постепенно Саша твердо усвоил мысль, что ему не стоит рассчитывать на природные дарования. Упорно работая, он все чаще стал получать по рисунку первые номера и в последние годы учебы несколько раз был отмечен медалями.

Введение | Возрождение | Новое время – новые таланты | Россия | Заключение